Фото с полицейским насилием из Парижа приравниваются к российской пропаганде

122

Почему в Украине не обратили внимание на происходящее во Франции 

Украинскому обывателю годами говорят, что он живет в европейской стране, которая сказала «останнє «прощавай!» (с) всему, что связывало ее с бывшим СССР.

Но если любой оппозиционный пикет в Москве, Минске или Ереване каждый раз глубоко волнует патриотических комментаторов, которые рассматривают все на свете с той точки зрения, понравится ли это Владимиру Путину, то массовые социальные протесты во Франции освещают у нас только в виде кратких новостей о варварском хулиганстве «молодиків» с красными флагами в черных масках.

Молодчикам с черно-красными флагами можно громить что угодно — это другое дело.

На всю украинскую медиасферу был один-единственный текст на Стране, где попытались разобраться, почему миллионы французов собираются бастовать и протестовать с марта и, как минимум, по сентябрь. Почему на улицы Парижа выходят десятки тысяч людей, а молодежь вступает в жесткие стычки с полицией, которая совершенно с ними не церемонится. В остальном, тема борьбы во Франции замалчивается — вплоть до того, что фотографии с полицейским насилием из Парижа приравниваются бдительными гражданами к российской пропаганде. Из Парижа извольте только про картины и круасаны писать.

С одной стороны, это говорит о том, насколько болезненно и плотно привязана наша страна к остальному постсоветскому миру — в то время, как вожделенная Европа в целом остается для нас совершенно другой планетой.

С другой стороны, игнорируя европейский опыт массового, организованного и эффективного социального протеста — потому что протестовать можно только против Путина — Украина обречена бесконечно проваливаться в неолиберальный ад с нацистскими чертями у сковородок. Дальнейшее повышение тарифов, коммерциализация всего и вся, ликвидация последних остатков социальных льгот будут продолжаться, потому что этому никто не сопротивляется. Отсутствует сама культура социального протеста — поскольку она не может существовать и развиваться без наличия полноценного левого и рабочего движения, которое у нас демонизировали, вытеснили в маргинес или запретили.

А значит, с украинцами можно делать все, что угодно. Вон в Днепродзержинске вообще ликвидируют систему центрального отопления, чтобы уже вскоре перенести этот опыт на всю страну. И это не выводит на улицу ровным счетом никого. Даже бурю в бложиках не вызывает — хотя уже завтра то же самое произойдет в вашем городе.

И да — это не Европа, друзья. Европа — это когда ты идешь в Париже от площади Сталинград к площади имени коммунистического боевика Полковника Фабьена, минуя станцию метро имени социалиста Жореса, убитого французскими правыми за антивоенную агитацию — а повсюду висят левые плакаты. Это такой мир, где люди вроде Вятровича кажутся персонажами из архивной кинохроники тридцатых годов прошлого века — к которым, они, в общем, и принадлежат.

Вы никогда не попадете в эту Европу с той властью, которую навязали нам после Евромайдана.

Андрей Манчук, медиакоординатор




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *