Точку в Белорусском кризисе должен поставить рабочий класс

661

Две недели продолжается политический кризис в Республике Беларусь. Поводом стали очередные выборы президента, официальные итоги которых (победа действующего президента Александра Лукашенко с 80%) категорически не устроили оппозицию. По всей стране прошли многотысячные митинги. В первые дни протеста силовые органы ответили жесткой силой. Несмотря на то, что протестующим не удалось добиться своей цели – отстранения от власти президента Лукашенко – противостояние продолжается.

Режим Лукашенко.

Беларусь отличается от других постсоветских стран — России, Украины, Молдавии тем, что пришедший к власти в 1994 году бессменный президент Лукашенко не допустил массовой приватизации и разрушения социальной инфраструктуры. Большинство крупных предприятий остались в государственной собственности. Сельское хозяйство пользуется государственной поддержкой и обеспечивает работой значительную часть населения республики.

Ценой экономической и социальной стабильности стало жесткое подавление оппозиции. Впрочем, благодаря экономической и социальной политике, поддержка Лукашенко раньше редко опускалась ниже 60%.

В 2019-2020 году положение в Беларуси ухудшилось. Всемирная рецессия затронула экономику Беларуси. Экономические трудности усилились с эпидемией COVID-19.

Следует отметить, что в последние годы режим Лукашенко предпринял ряд антисоциальных мер: налог на «тунеядцев», реформа трудового законодательства и некоторые другие. Однако эти решения в меньшей степени, чем в Украине или России носили характер «ограбления» большинства трудящихся. Ресурсы, полученные от сокращения «социалки», шли на государственные нужды, а не в карман олигархам и чиновникам, как это бывает в других постсоветских странах.

Также необходимо подчеркнуть плавный идеологический поворот режима Лукашенко, который происходил последние годы: опасаясь поглощения со стороны России, в государственную идеологию все больше вплетались националистические мотивы, проводилась политика «белорусизации» и мягкого вытеснения русского языка из публичной сферы.

На фоне этого произошло серьезное ухудшение отношений Беларуси с Россией, главным экономическим партнером и политическим союзником. В ответ на требования России об углублении интеграции и слияния в единое государство, Лукашенко задействовал риторику национального суверенитета и фактически заблокировал более тесное объединение. В свою очередь Россия начала давление, повышая цена на энергоносители.

Характер протестов.

Картина противостояния «народа» и «диктатора», навязываемая империалистическими медиа, не должна затмевать политического и классового анализа. Сочувствие жертвам полицейской жестокости не означает поддержки их политической программы.

Ведущей силой протеста против режима Лукашенко стал городской средний класс, выросший и окрепший за годы относительного экономического процветания. Средний класс посчитал для себя тесными рамки патерналистского социального государства, видя свой идеал в «свободном рынке» и «свободном предпринимательстве». Не имея опыта неолиберальных реформ, разрушивших экономики Украины и России, значительная часть белорусского народа видит будущее своей страны в рыночной «свободе».

Однако неолиберальная программа широкомасштабной приватизации, сокращения здравоохранения и свободы увольнений работников вряд ли может показаться привлекательной для большинства трудящихся. Именно поэтому программа «реформ», первоначально широко рекламируемая оппозиционным кандидатом Светланой Тихановской и ее сторонниками, позже была попросту спрятана. Но, было уже поздно.

Позиция о выходе из Союзного Государства, равно как и засилье националистических блоггеров и журналистов в Координационном Совете оппозиции оттолкнуло от протестного движения широкие слои населения.

На уровне символов в протестах доминирует «бело-красно-белый» флаг националистов, использовавшийся также белорусскими коллаборационистами в ходе Второй мировой войны.

В отсутствие ярких лидеров центром управления протестами стали политические эмигранты контролируемые ЦРУшным «Радио свободы» и правительством Польши. Таким образом, широкое движение протеста оказалось утилизировано либерально-националистическими политиками, находящимися под контролем империализма, что позволяет провести некоторые параллели с событиями Евромайдана в Украине.

В ответ на массовые протесты, Лукашенко начал мобилизацию своих сторонников. Хоть митинги в поддержку президента и были менее массовыми, чем оппозиционные, они не носили характер проплаченной массовки, как это зачастую было в случае Януковича. Лукашенко поддержали люди более старшего возраста, имеющие негативный опыт распада страны и ценящие остатки социального государства, сохраненные в РБ.

Роль рабочего класса.

Неожиданно для многих, важным фактором белорусской политики стал рабочий класс крупных предприятий, фактически выступивший отдельной «стороной» конфликта. Именно за рабочий класс развернулась основная борьба Лукашенко и оппозиции.

Возмутившись полицейской жестокостью первых дней протестов, рабочий класс начал склоняться в сторону оппозиции. Требования прекратить избиения и отпустить арестованных нашли поддержку у рабочих. Почувствовав это, оппозиция объявила Общенациональную забастовку. Однако к тому времени жесткие разгоны митингующих прекратились, а большинство арестованных были отпущены. Сочувствуя арестованным, рабочий класс совсем не был готов поддерживать политическую повестку лидеров протеста – приватизация, рыночные реформы, национализм, — и план поднять рабочих на общенациональную забастовку фактически провалились.

Оппозиция, в свою очередь, намеренно сделала акцент на вербовке в ряды забастовщиков рабочих исключительно государственных предприятий для того, чтобы нанести максимальный экономический урон «режиму Лукашенко». При этом лидеры рабочих протестов, связанные с оппозиционным руководством, озвучивали только политические лозунги, социальная повестка продвигалась исключительно представителями левых организаций Республики Беларусь. Наряду с требованиями отмены срочных трудовых контрактов, левые активисты выступали и против приватизации госпредприятий. Эти лозунги закономерно вошли в противоречие с общим трендом либерально-националистической повестки и были de facto забанены на главных медиаресурсах оппозиции. Вместе с тем, тезисы о «поднимающемся рабочем движении» активно транслировались во вне Республики и служили оправданием поддержки б-ч-б (бело-красно-белых) протестов для многих левых и демократических организаций за пределами Беларуси. Можно констатировать то, что реальное рабочее движение, благодаря умелой манипуляции, послужило ширмой для либерально-рыночного движения во главе с лидерами прозападной оппозиции. Подобные примеры хорошо известны в истории: это и протест грузоперевозчиков в Чили против правительства Альенде в 1972-1973 гг., и выступление шахтеров в 1991 году в СССР.

«Боротьба» приветствует попытки белорусских левых организовать самостоятельное политическое движение рабочего класса. Но ликвидация патерналистского государства и проведение рыночных реформ не может быть выходом для Беларуси. Скорее наоборот, усиление социального характера государства и внедрение по-настоящему социалистических элементов в общественную жизнь, может стать таким выходом и альтернативой пожизненному правлению Александра Лукашенко. А такое развитие событий невозможно без сильного левого движения и самостоятельных организаций рабочего класса.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *