Из подвалов СБУ не бегут?

3189

Ровно год назад наш товарищ Андрей Соколов находящийся в «тайной тюрьме СБУ», а фактически спрятанный в подвале попытался совершить побег. Сегодня, находясь на свободе он рассказал о том, как это происходило.

Андрей был арестован в декабре 2014-го, долгое время находился в СИЗО, в апреле 2016-го был осуждён и освобождён прямо из зала суда. Однако в этот же момент он был похищен неизвестными и фактически пропал. Никто не знал что с ним, где он находится и вообще — жив ли он. Лишь пол года спустя всем стало известно, что он был похищен сотрудниками СБУ с целью обмена на украинских военнослужащих, но так как обмен сорвался, сами сотрудники СБУ не знали что с ним делать, ведь по закону они не имели права его удерживать, так как судом он был освобожден. Находясь в такой тяжелейшей ситуации, сидя в подвале, не имея никакой связи с внешним миром Андрей идёт на смелый и отчаянный поступок, он решается бежать:

Андрей Соколов: Отмечаю годовщину попытки побега из СБУ.

Ровно год назад в ночь с мая на июнь я был пойман при попытке перелезть забор с колючей проволокой здания СБУ на Георгиевской 77 в Мариуполе. До этого я две недели не спеша разбирал по ночам вентиляционную шахту, ведущую из помещения тира СБУ где меня держали с апреля 2016 наверх, на первый этаж. Там в углу на стене был вентилятор вытяжки, который видимо служил для проветривания подвала тира от порохового дыма. Он не работал. Но как-то подойдя к нему я увидел отсвет дневного света. И тогда понял что эта вентиляция идет наверх, к свободе.
Тогда уже шел второй месяц моего подвала в СБУ. Обмен, ради которого меня так быстро осудили и «освободили» в зале суда, явно у СБУ сорвался. И когда будет и будет ли вообще мне никто не говорил. Поэтому я решил бежать.
Отнесся я к этому основательно. Снять четыре больших шурупа, крепящих к стене вентилятор было самое простое. Открутил подходящей железкой. Чтобы охрана не заметила эти манипуляции делал это только после 2-3 часов ночи, когда в здании все стихало. И до 5 утра. В 8 менялась смена охранников, а в 9 меня выводил автоматчик в туалет. Поэтому у меня было по 2-3 часа каждую ночь безопасного времени для подготовки побега.
Сняв вентилятор я увидел типичную кирпичную вентшахту, вход был размером как раз чтобы протиснуться, 50 на 50см. Я пододвинул лавку, на которой спал к открывшейся в стене дыре и смог залезть в канал. Через метр он уходил вертикально вверх. Это только в фильмах можно легко лазить по вентиляции. А мне чтобы подняться на три метра по каналу пришлось придумать приспособления.
Во первых, я отломал от сломанного стула, стоявшего в тире ножку. И использовал ее как распорку. Техника была такая — поднимаю эту палку и упираю концами в стенки канала. Они из кирпича, палка не скользит. Подтягиваюсь на руках и ногами и спиной упираюсь в те же стенки. Передвигаю палку выше и снова подтягиваюсь. Так, за пол-часа я поднялся до оголовка этого канала. Он был на высоте 2 метров от земли. Но тут я столкнулся с проблемой — решетка. Она была из толстых полос металла и накрепко вмурована в стены канала. Это меня озадачило.
Чтобы было удобнее подниматься наверх я решил сделать веревочную лестницу. В шкафах с одеждой, что стояли в тире и где сбушники хранили какие-то армейские униформы я нашел несколько мешков. Их одевают пленным на голову, чтобы они ничего не видели вокруг при перевозке. Обычно это пластиковые мешки из под муки или сахара на 50кг. Но среди них попались и мешки из лавсана. Это прочный материал. Я умею как и все кто сидел в тюрьме сплести «дорогу» из свитера или носков. А из мешка это получается еще лучше. Поэтому за несколько ночей я расплел два мешка на нити, связал их узелками в одну и смотал несколько клубков. А потом превратил тир в вязальный цех: закрепил один конец нити на трубе, которая держалась за мишень, а сам отошел на метров 15 и начал прокручивать по кругу нить с клубков, делая пучок нитей толще и толще. Пока не получилась в палец толщиной и в сотню нитей. Такая уже могла выдержать мой вес. Ну а дальше было делом техники — скрутить этот пучок в крепкую веревку, поделить на две части и наломав палок вплести их в виде ступенек. Получилось 5 ступенек. Когда я делал лестницу почему-то вспоминался фильм «Тот самый Мюнхаузен» и его «лестница в небо».)
Я снова ночью залез наверх и вывесил мою лестницу. Она висела изнутри шахты и ее не было видно снаружи. Поэтому на день я ее не снимал. Подниматься и спускаться стало удобнее. И я приступил к решетке.
Теперь я знаю как можно выломить 6 арматурин, вбитых в кирпичную стену и приваренных к решетке, почти голыми руками. А тогда я мог только подумать о перфораторе или зубиле. Но ничего такого у меня в подвале не было. Поэтому я вспомнил старика Архимеда. Вернее его рычаг. И сделал из двух обрезков досок подобие домкрата. То есть если сделать доски чуть длиннее чем расстояние между решеткой и стеной шахты и со всей силы нажать в точке их соединения, то доски выпрямятся в одну линию и слегка раздвинут противоположные концы. А сделав еще пару таких досок чтобы упирать в потолок оголовка шахты я смог дважды усилить рычаг моего импровизированного домкрата. И эта штука отломила сварку! Постепенно, сломал так все 6 точек сварки и выдавил решетку наружу. Чудеса!
Сложность еще заключалась чтобы делать это как можно тише. Иначе охрана услышала и все бы сорвалось. А металл здорово трещал, ломаясь. Каждый такой щелчок заставлял меня замирать и вслушиваться в тишину, ожидая приближения шагов охраны.
Никогда не забуду как в одну из ночей я наконец-то сломал последнее крепление этой чертовой решетки и смог вылезти наружу. Это было прекрасно — ночной весенний свежий морской воздух. После двух месяцев плесени подвала (она росла слоем вдоль всех стен на обшивке тира). А под утро я увидел солнце! Шахта выходила во дворик, который сбушники использовали как курилку. Стояла урна, валялся мусор. Но благодаря тому что они курили где хотели, этой курилкой никто не пользовался и она постоянно была закрыта (дверь вела внутрь здания). Крыша в этом маленьком бетонном дворике была из прозрачного пластика, какой бывает на пляжных навесах. Все выглядело очень заброшено и в крыше от ветхости было много дыр, через которые я и увидел прекрасное южное мариупольское небо и восход солнца (шахта выходила на восток). Только ради этого стоило так долго возиться с решеткой.
Конечно, когда я закончил, я поставил решетку обратно, а спустившись вниз с «балкона» (так я прозвал мою курилку), аккуратно привинтил на место вентилятор. Чтобы охрана, зайдя, ничего не заметила. По этой же причине чтобы не оставлять грязные следы на одежде (в канале было очень пыльно и грязно), я переодевался каждый раз в униформу, которую нашел в тех же шкафах. Брюки и куртка, полевые. Старые, но под мой размер. Забавно было одеть на себя эту форму. Я предпологал что если побег удастся я переоденусь именно в сбушную униформу. На ней были даже нашивки с украинским флагом и пластиковые армейские знаки на уголках и шапке. Ведь в городе, полным военных лучше всего спрятаться если ты сам одет как военный, в камуфляж.
В следущие ночи я начал осматривать окружающие дворик здания. Справа от оголовка был лицевой фасад, огороженный бетонным забором с мотками колючей проволоки сверху. За ним начиналась уже Георгиевская улица. И к своему удивлению я увидел среди припаркованных вдоль улицы машин и тот черный микроавтобус на котором меня привезли в апреле из Бердянска, с суда. Думаю и сейчас они паркуют его напротив здания СБУ. Перед фасадом росли несколько густых елей и берез. Что хорошо закрывало мои передвижения со стороны улицы. На полу, вымощенному плиткой, у стены, были разбросаны «ежики». Это такие сваренные из заостренных кусков арматуры металлические колючки, видимо, для защиты от нападения (на них бы напоролся ногой всякий кто попытается спрыгнуть внутрь, перелазя забор). Сверху, на уровне 4 этажа, на крыше была видеокамера. Но видимо сбушники не так часто смотрят в монитор, иначе бы они заметили мои передвижения в течении недели. Одна из стен дворика была и стеной со смежным участком, там был обыкновенный частный двор. И самая неприятная вещь — собака. Которая если я начинал слишком шуметь тут же поднимала лай. Я постарался подкормить этого пса, кидая кусочки еды через забор. И он скоро перестал так нервно лаять!)
Таким образом у меня осталась последняя преграда, отделяющая меня от долгожданной свободы — мотки колючей проволоки на этой стене. Но чтобы их оторвать от стены мне нужно было еще сломать пластик крыши в этом месте и используя палки как рычаг вырвать крепления мотков колючки. Перекусить их было не чем, а перелезть — нереально.
Ровно год назад я и «вышел на балкон» с намерением сделать эту заключительную работу. Но немного задержался, было 5:30 утра, светло. И охранник, видимо делавший утренний обход территории заметил меня со стороны фасада.
— Эй, военный! Что ты там делаешь?
И звук передергивания затвора автомата. Я как подкошенный попытался быстро юркнуть за стену обратно, пролез в шахту, но решетку закрыть не смог. Быстро спустился в подвал. Охранник зашел в тир только спустя 10 минут. Видимо они все таки увидели открытую решетку оголовка и догадались кто был этот «военный» (я ведь был в униформе). К тому времени я успел закрыть вентилятор на стене и переодеться в гражданку. Но пара винтов предательски оказалась в спешке плохо закручена. И они это заметили. Пришлось признаться, что это был я. Поставили меня под дулами автоматов и перевели из тира в помещение напротив, в бывшую оружейку. Там были уже две железных двери, не было никакой вентиляции, а главное там была в углу видеокамера, по которой они могли круглосуточно наблюдать за мной. Вобщем, побег сорвался. Неделю кормили меня в проголодь (не покупали продуктов, а те что были в тире не дали забрать). Дали пару раз по голове. И начали выводить в коридор в туалет только парами, вооруженными автоматами. До этого носили только макаровы. Усилили контроль.
Я был конечно очень расстроен этим. А они удивлены. Видимо, никто до этого не пытался бежать из СБУ, я первый. Поэтому был такой халатный режим охраны (ни видеокамеры в тире ни обысков, даже шкафы с армейской одеждой не убрали). Для меня порвалась нить с последней возможностью самому решить свою судьбу. С этого времени только от них зависело что будет со мной и это было тяжело. Конечно, я понимал что выбраться за забор это только 5% от удачного побега, остальные 95 это что делать дальше. Через линию фронта я идти не мог, хотя она и была в 15км (по ночам, выбираясь наверх, я отчетливо слышал канонаду). Сейчас не 1943год, везде тепловизоры и озмки. Только в сторону Крыма или Харькова. Без денег, без телефона, без знакомых у кого можно было бы укрыться. Но надежда умирает последней когда ты в плену. Я готов был хоть вплавь через Азовское море. Странно, только вдали от Родины в плену понимаешь как плохо без Родины. И глядя даже на березку во дворе здания СБУ вспоминаешь ее. И готов рисковать ради приближения родных мест.
Но это я сейчас спустя год могу так спокойно думать и понимать. Ведь я уже дома. А тогда я не знал что ждет меня впереди. Я был для всех просто пропавшим без вести. Побег сорвался. Обмена нет. За мою жизнь и здоровье никто не отвечал. Поэтому я и старался где только можно оставить надпись или записку с моими данными. Может кто из арестованных, кого привозят на допрос в СБУ это увидит и сообщит. Так, еще до побега ко мне в тир на 4 дня подселили молодого парня из Донецка. Его задержали на блокпосту, когда он ехал за пенсией в Мариуполь. Задержали за телефон (обнаружили открытый вконтакт с фотографиями в военной форме, он работал охранником в Верховном суде ДНР). И я смог через него дать знать моему адвокату что я тут и что я жив. Парень был освобожден по программе «Тебя чекают дома» (сознался и видимо не был ни в чем серьезном замешан). И смог позвонить адвокату. Адвокат о этом рассказал мне в октябре, после моего освобождения. Спасибо этому пареньку, не побоялся. Но тогда я о этом не знал. И после чистого воздуха и блакитного неба потянулись долгие четыре месяца сырого подвала снова. Только уже в комнате 4 на 5 метров. С плесенью на бетонных стенах, которую я периодически отскребал ручкой металлической ложки….

На фото: мой «подвальный» календарик (крестиком зачеркнут каждый день когда ложился спать); стикеры с пакетов той еды, что приносили мне сбушники два раза в неделю (магазин Велика Кишеня); четки из гильз, собранных на полу тира; схема подвала СБУ.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *